Интервью с Густаво Навейра

Густао Навейра и ЖизельАвтор оригинала: Ricardo García Blaya

Существует два вида любителей танго, которые воплощают свою страсть сильно отличающимися друг от друга способами: те, кто слушают и те, кто танцуют его.

К первым относятся коллекционеры, исследователи. С другой же от них стороны находятся милонгерос, танцоры и преподаватели. Ниже последует интервью с яркими представителями второго способа любования танго.

Разговор с Густаво и его партнершей Жизель был чем-то похожим на путешествие в инопланетный мир, который мало знаком автору, из-за его всего лишь мимолетных набегов на милонги и фестивали. Эта виртуальная беседа включала в себя несколько электронных писем, которыми они обменивались в течение недели.

«Я родился 12 августа 1960 года в Патагонии (Patagonian region, Comodoro Rivadavia). Мои родители переехали туда, чтобы управлять магазином, но вся моя семья родом из Буэнос-Айреса. Когда мне исполнился год мы вернулись в аргентинскую столицу».

«Я рос вместе с танго, дома мы слушали его и родители мои встретились, когда танцевали танго. А значит, как вы можете заметить, танго появилось в моей жизни еще до моего рождения. Однако, мои первые танго-шаги неожиданно случились в то время, когда я изучал экономику в Университете Буэнос-Айреса. Затем я стал изучать фольклорную музыку, прошел короткие курсы классического и современного танца. Но всегда это было скорее просто любопытство, чем желание стать профессиональным танцором».

«Но когда я начал танцевать танго, все стало связано с танго, включая мою любовь к Жизель, моей жене и партнерше в танце. Кроме того, мои дети — это тоже результат общения с танцовщицей».

«Моим первым учителем был Rodolfo Dinzel. Но я брал знания от нескольких милонгерос, однако бессистемно. Pepito Avellaneda — был тем, кто дал очень много, при этом не могу оставить без внимания  Antonio Todaro и Gerardo Portalea.

«Когда меня спрашивают, что я люблю больше, танцевать или преподавать, я отвечаю: и то, и другое. В молодости, когда я уже был профессионалом, я очень любил танцевать на сцене, зрители рождали во мне энергию и удовольствие в одно и то же время. Но работа в качестве педагога меня сильно зацепила и сейчас я наслаждаюсь уроками, исследованиями, анализом всех возможностей которыми обладает танго, как танец».

«Танец — это то, что постоянно развивается, это неизбежно и никто не может сдержать это. Однако, то танго, которое нам нравится танцевать — традиционное, то, которое танцуется на милонгах. Но, в настоящий момент, контекст танго изменился, жизнь изменилась».

«Когда говорят о «новом танго» имеют ввиду, новые технические детали. Есть разные взгляды на то, что, в итоге, представляет собой эволюция, о которой мы говорим. Со временем, мы получаем, большое количество новых инструментов, которыми мы наслаждаемся и осмысляем их».

«Если вы спросите меня о каком-то особенном воспоминании, то я несомненно вернусь в 1994 год, на первый фестиваль в Sitges, Catalonia, где мне посчастливилось встретить Жизель».

В заключении: несколько слов от Жизель…
«Я самый первый обожатель Густаво, великолепного танцора и преподавателя. Его метод обучения базируется на динамике внутри пары, на интенсивности работы между мужчиной и женщиной, где ведение и следование становится важнее, чем способ самого движения».