Певец оркестра — Ариэль Ардит

Танго-певец Ариель АрдитВстреча с El Arranque  открыла Ариэлю перспективу стать великим певцом,  смешав в себе  безупречную технику классического пения с яркими, запоминающимися оттенками голоса, которые безошибочно определяют в нем оркестрового певца. Шли годы, выпускались диски, и он полностью вошел в певческий мир, заняв свое место на подиуме танго, и сейчас, в свои 36 лет, он считается одним из самых важных голосов, если не наиболее важным голосом танго.Танго-певец Ариель Ардит

«Он принадлежит к тем, кто до сих пор смотрит на рок музыку с легким недоверием…»

Хотелось ли вам жить в 40ых?
АА: Нет. Если бы вы спросили меня пять лет назад, мой ответ мог бы быть другим. Сегодня я просто чувствую, что люблю ходить на танцевальные мероприятия и услышать Anibal Troilo с Floreal Ruiz и с Alberto Marino, в качестве дуэта. После того, как я слушал их достаточно часто, поймал себя на мысли: «Как хорошо было бы быть там». Но я не хочу возвращаться во времени. Производство DVD принадлежит сегодня, если бы этого не было, я мог бы делать записи с треском.

Ваша карьера отличается от карьер других певцов вашего поколения. Начнем с того, что вы начали петь танго уже будучи классическим певцом. Как это произошло?
АА: Я пришел в танго через Гарделя. Я работал в фото магазине и учился классическому пению. В тот момент я представлял себя в Европе на прослушивании оперных певцов. Это было до тех пор, пока на одной из семейных встреч, где все играли на гитарах и пели, кто то не поставил Гарделя. Это было мощное впечатление. Я стал фанатом его пения, покупал его записи, фотографии, фильмы, но все еще думал о карьере классического певца. Окончательное решение петь танго пришло тогда, когда я стал ходить в «El Boliche de Roberto».

Техника пения для танго отличается от оперного пения. В действительности, те оперные певца, которые осмеливалось петь танго, делали это плохо, начиная с Пласидо Доминго…
АА: Да, Пласидо Доминго сказал, что его танго CD, был одной из самых больших ошибок в его карьере. Когда я начинал, я понял, что существует один очень выразительный элемент. И спросил себя: «Что делают танго певцы?». Кажется, что они и поют, и не поют. Мне было очень любопытна эта деталь. Я слышал мягкость, упругость танго-голосов, что сделать достаточно трудно, сложно. Я понимал, что это пение совсем другое. К счастью я не считал и не говорил, что: «Так как я знаю классическое пение, я смогу петь танго в таком ключе». И к счастью Ignacio Varchausky появился в «El Boliche de Roberto» и с ним El Arranque стало частью моей жизни. Именно благодаря им у меня появились источники: книги, записи и я стал практически собирателем. Большая часть обучения состояла в прослушивании записей танго певцов.

(El Tangauta, № 195, январь 2011)